Медовый месяц. Часть 1

Медовый месяц они решили провести на даче. Один из хороших друзей Альберта предложим им это. Он сказал, что его дача на берегу моря и она наилучшим образом подходит для того, чтобы провести там первые несколько недель со своей молодой женой. Она находится в уединенном месте, к ней ведет только одна дорога, и поэтому никакие праздные посетители не будут мешать двум возлюбленным.

Альберт с радостью согласился на это предложение. Они с Кристиной были знакомы не так уж давно. Всего за несколько месяцев они успели узнать друг друга и почувствовать, как разгорается в любовь их взаимное увлечение…

Теперь, когда состоялось официальное бракосочетание, Альберт взял отпуск в своей фирме. Ведь молодоженам предстояло еще ближе познакомиться друг с другом. В течении медового месяца молодые супруги собирались не только наслаждаться уединением и любовными ласками, но и получше узнать привычки и пристрастия другого. Кристина всегда говорила, что в браке, по ее наблюдениям, самое главное не секс, а взаимное внимание и забота. Секс быстро приедается, — говорила она, — а вот взаимное уважение и привязанность остаются на всю жизнь. Они и составляют основу всякой счастливой семьи.

Именно так рассуждала Кристина и слушая ее, Альберт несколько раз задумывался о том, что хочет этим сказать его будущая супруга. Ведь есть же много совершенно фригидных женщин, которые в силу врожденного уродства или неправильного воспитания рассуждают точно так же, стремясь подобными, якобы рассудительными, словами просто отвести взгляд окружающих от их недостатка.

«Уж не из таких ли и сама Кристина?» — частенько задумывался Альберт. Дело в том, что в этих вопросах Кристина оказалась необычайно строга. Можно даже сказать, что неприступность Кристина была досадно строгой. Альберт несколько раз пытался увлечь Кристину в постель, шептал ей, что все равно до свадьбы осталось две недели, но Кристина категорически каждый раз отказывалась. Она говорила, что это аморально, и что только после официального бракосочетания она согласится на это. Альберт понимал, что Кристина совершенно права и что порядочные девушки в половые отношения до свадьбы не вступают. Но как же он досадовал на то, что Кристина столь строга и неприступна. Он рассматривал ее прекрасное тело, стройную и высокую фигуру и чувствовал, что кровь буквально закипает в его жилах.

А если прибавить к этому неудовлетворенность влечения, строгость Кристины, то можно представить себе, в каком состоянии находился бедный жених до самого дня свадьбы.

Но вот этот день настал и теперь уж Альберт мог успокоиться. Кристина оказалась прекрасной любовницей — пыл­кой и страстной, и в супружеской постели Альберт получил достойное вознаграждение за свое терпение и муки неу­довлетворенной страсти…

Теперь прекрасная Кристина принадлежала ему душой и телом. В отношениях молодых супругов воцарилась пол­ная гармония.

И вот теперь они сидели в прекрасном лимузине Альберта, и дорога, вьющаяся между зелеными холмами и океаном, вела их к даче, на которой им предстояло про­вести целый месяц.

Дела в фирме у Альберта шли хорошо, так что он вполне мог себе позволить такой длительный отдых.

На даче им никто не должен был мешать. Друг Альберта предупредил, что там никого не будет в округе, только несколько рыбаков могут причаливать на своих лодках. Но с ними много не наговоришься. Так что единственной компанией там является Борис — парень, который ухажи­вает за дачей круглый год. Но молодоженам ведь и не нужна никакая компания…

Дача оказалась шикарным домом прямо на берегу моря. Волны подкатывались прямо к скалистому усту­пу, на котором и стоял фундамент дома. Кроме того, вок­руг дачи было еще несколько хозяйственных построек — гараж, сараи, домик рабочего Бориса, который был не только сторожем, но и садовником.

Этот Борис оказался молодым парнем очень высокого роста, с темными вьющимися волосами и фигурой атлета. Он был загорелым и крепким, точно настоящий спортcмен.

Первые дни на вилле были настоящей идиллией для молодых супругов. Они наслаждались горячим солнцем, теплой волной океана, шелестом листьев на высоких деревьях, когда они вечером сидели на открытой террасе и пили легкий коктейль. А самое главное — они наслаждались друг другом, наслаждались полным слиянием, как физическим, к чему требовательно звали их молодые тела, так и духовным. Они с радостью узнавали друг друга, радовались тому, что наилучшим образом понимают друг друга. Сама Кристина радовалась тому, что  не подвели ее кулинарные способности, что ее не подвела страстность ее натуры и не только за столом, но и в постели она может полноценно разделять радость супруга.

Альберт лишил ее невинности, и теперь каждое его прикосновение, каждое, даже случайное, движение приводило Кристину в состояние возбуждения. Она с интересом прислушивалась к голосу своего тела, с интересом наблюдала зa собой и своими разбуженными инстинктами, которые теперь постепенно вырывались на свободу.

Воспитанная с детства в строгости нравов, в морали семьи, она до той поры и не подозревала, какую огромную роль в жизни человека может играть секс.

Так ведь всегда получается. Если с детства в течение многих лет человек и не помышлял о чем-то, а потом получил это сполна, у него происходит некий взрыв. И теперь Кристина каждый раз с дрожью вожделения поджидала супружеских объятий. Она даже поймала себя на мысли, что ей становится мало только ночного секса. Теперь ей хотелось этого все больше и больше и она постоянно принуждена была контролировать себя, чтобы ежечасно не затаскивать Альберта в постель.

Когда-то она слышала несколько анекдотов и малопристойных историй о не в меру похотливых женах. Теперь только эти воспоминания помогали ей сдерживать себя в отношении обилия супружеских ласк, которые она она всe время ждала от мужа и готова была дарить сама.

Однажды утром, когда они еще только сидели на террасе и пили холодный чай с лимоном, раздался столь редкий в этих местах посторонний шум. Это был звук моторной лодки. Они вышли на пирс и увидели, что действительно причалила большая лодка синего цвета. Из нее вылез рыбак и направился к ним.

Это был молодой парень лет двадцати трех, неуклюжий, очень большой, в нелепом балахоне, который предо­хранял его от брызг воды и солнца. Видно было, что это настоящий профессиональный рыбак.

Он представился. Сказал, что его зовут Гена и что он частенько причаливает здесь, потому что он дружен с Борисом. Альберт очень оживился и, как страстный любитель рыбной ловли, стал расспрашивать Гену о рыбных мес­тах. Тот охотно все рассказывал и даже назвал несколько мест невдалеке, где можно было бы отлично порыбачить.

Потом он уехал. Его лодка взревела и стала быстро уходить вдаль. Но встреча не прошла даром. Альберт заго­релся идеей рыбной ловли. И действительно, как бы хоро­шо не было на вилле, но что-то делать все равно хотелось. Тем более, что Альберт на самом деле очень любил ловить рыбу. Конечно, Кристина не знала об этом раньше, но теперь подумала, что это даже хорошо. Когда люди все время находятся вместе, у них поневоле может возникнуть взаимное напряжение. Вот, чтобы этого не случилось, рыбная ловля очень помогает.

Альберт позвал Бориса и спросил его, нет ли тут поблизо­сти у кого-нибудь внаем моторной лодки.

— Зачем Вам что-то нанимать? — улыбнулся Борис, — прямо здесь есть великолепная лодка. Хозяин, ваш друг, только в прошлом году купил ее. Право уж, не знаю, зачем она ему понадобилась. Ведь он так ни разу на ней и не выходил в море. Да уж, что гово­рить, у богатых свои привычки. — закончил он.
— Если хотите, я могу за несколько часов привести лод­ку в рабочее состояние. И снасти у меня все есть, — предложил Борис.
— Я хотел бы завтра с утра отправиться на рыбалку, — сказал Альберт. — И заплачу вам, если вы повозитесь с лодкой, чтобы она была в порядке. Само собой, я попро­шу у вас и снасти.

Борис кивнул и отправился к сараю, где лежала лодка. Альберт пригласил Кристину пойти с ним в море на рыбную ловлю, но молодая жена решительно отказалась. Она не любила ловить рыбу, не понимала прелести этого занятия, а кроме того, она действительно считала, что даже самые близкие люди должны немного отдыхать друг от друга.

— Плыви один, милый, а я буду здесь на берегу ждать тебя как Пенелопа ждала своего Одиссея, — со смехом сказала Кристина, обнимая мужа одной рукой и подставляя чувственные губы для его поцелуя.

Наутро Одиссей отправился в плавание сразу после завтрака, а Кристина легла в шезлонг с журналом. Она лежала там довольно долго, почти все утро. Но ближе к полудню солнце стало припекать и женщина принуждена была уйти с солнцепека.

Она прошлась по двору и подошла к Борису, который возился с машиной. Кристина с Альбертом накануне поручили ему проехаться в ближайший городок за продуктами, так что теперь парень пытался починить свой старый автомо­биль и мыл его. Он был голый по пояс, и Кристина, подходя к нему, с удовольствием констатировала, что он очень красив. Действительно, торс его был как у чемпиона по легкой атлетике, а застывшие на нем мелкие капельки пота сверкали, как маленькие бриллианты…

— Вам жарко, кажется, — нарушила молчание Кристина. — Вы ведь так долго возитесь с машиной.

Борис оглянулся на нее. Он пристально посмотрел на Кристину и она невольно опустила глаза. Парень буквально пожирал ее глазами. Спустя минуту Кристина вспомнила, что она без лифчика… Ведь сейчас день и она только что загорала, а делала она это, конечно, без лифчика так, как это делают сейчас все… Но тут, в глубинке, где еще не знают о новой моде и новых, более фривольно-либеральных веяниях в женской одежде, отсутствие лифчика наверняка подействовало на Бориса шокирующе.

Кристина невольно зарделась. Конечно, для нее самой отсутствие лифчика было самым обыкновенным делом. Но ведь все зависит от того, как на это посмотреть.

Когда Кристина с подругами загорала на пляже в Европе. Никто не увидел в этом ничего необычного, а значит, и заслуживающего какого-то особого внимания. Тогда там никто не смотрел на Кристину с обнаженной грудью как-нибудь по-особенному. А значит и она сама не задумывалась о том, что выгладит крайне соблазнительно.

Только теперь Кристина ощутила это. Бежать к дому и надевать лифчик, а тем более прикрываться рукой было бы просто глупо. Так что молодая женщина осталась в том же виде.

— Вас, наверное, смутило, что я без лифчика? — улыбаясь спросила она. — Но сейчас все так ходят. Просто мода еще не дошла до этих мест.

Борис продолжал, тоже улыбаясь, молча смотреть на нее.

— Не думаю, что все так ходят, — наконец сказал он. — Вернее, ходить-то они, может быть и ходят, но выглядят совсем иначе.
— Что вы имеете в виду? — все же смущаясь под его взглядом, спросила Кристина.
— Ваша грудь так красива, — ответил Борис. — И вы выглядите на редкость аппетитно.

Кристина подумала, что это явная дерзость. А кроме того, большие темные глаза Бориса рассматривали ее столь оценивающе и плотоядно… Кристина не удержалась и все же прикрыла соски рукой. Ей захотелось перевести разговор на другую тему. Кристина схватила лежащий на земле длинный шланг и сказала:

— Вы, наверное, сильно утомились, работая тут на солнцепеке. Давайте-ка я вас оболью.

С этими словами она повернула кран и струя воды брызнула прямо на голый торс парня. Борис метнулся в сторону, пытаясь ускользнуть от струи. Так они резвились несколько минут, после чего уже совершенно мокрому Борису удалось подобраться к Кристине и схватить шланг.

— Вот я вас и поймал,» — говорил он, отнимая шланг.

Шланг упал на землю, но в эту секунду Кристина почувствовала, что Борис отнюдь не собирается отпускать ее. Наоборот, ее руки оказались тесно прижаты к телу Бориса. Теперь они плотно соприкасались. Неожиданно губы Бориса приблизились к ее губам и она почувствовала на своем лице его дыхание. Еще мгновение, и он впился в ее губы долгим поцелуем.

Ошеломленная этой неожиданностью, Кристина даже не нашла в себе сил сопротивляться. Ее удивление было так велико. Кто же мог предполагать, что ее невинная игра закончится таким вот страстным поцелуем.

Между тем язык Бориса проникал в ее рот все глубже и глубже. Он вел себя активно, извиваясь там, внутри, подобно толстой горячей змее. Он проникал под обе щеки, скользил по коралловым зубам, облизывал небо… Кристина задыхалась. Ей не хватало воздуха, она стала слабеть. В этот миг она еще не понимала причины, по которой оказалась такой пассивной в руках в руках Бориса. Только спустя не сколько секунд, когда рука Бориса поползла вниз и наткнулась на трусики, Кристина поняла, что не в силах противиться его желаниям.

Рука Бориса дотронулась до трусиков и стала медленно, постепенно массировать лобок сквозь ткань, гладить все между ног женщины.

Кристина изнемогала от этой ласки. Она почувствовала, что начинает медленно, но неуклонно возбуждаться. Ее ножки сами собой раздвигались все шире, а сверх того она ощутила, как стала мокреть ткань трусиков под пальцами Бориса.

Впрочем, долго ощущать ей этою не удалось, потому что мужчина решительно потянул край трусиков вниз по ее ногам. Ему даже пришлось немного наклониться, чтобы спустить их до колен.

Некоторое время Кристина стояла с трусиками, спущенными до колен, и только потом, чтобы как-то разрядить двусмысленную ситуацию, сама пошевелила ногами. Трусики упали на землю и женщина, переступив через тонкую ткань, окончательно освободилась от этой последней части своего туалета. Теперь она была совершенно обнажена.

Борис повернул ее спиной к себе и теперь обеими руками стал возбуждать ее. Кристина отметила про себя, несмотря на свое возбужденное состояние, что пальцы Бориса более опытные и умелые, чем у ее мужа. Эти проворные пальцы почти сразу нащупали клитор и с тех пор не оставляли его в покое. Короткими, нервными движениями пальцы мужчины прихватывали восставший волнующийся бугорок плоти. Они вытягивали клитор, сжимали его, массировали…

Постепенно это приводило мечущуюся Кристину в состояние сильнейшего возбуждения. Невольно она привстала на цыпочки и стояла в этой неудобной позе, чтобы облегчить пальцам мужчины вход в свое влагалище.

И Борис незамедлительно этим воспользовался. Он проник в возбужденную горячую щель молодой женщины и она застонала. Теперь его руки шарили глубоко внутри ее тела. Борис ощутил насколько она вся мокрая. Из вагины Кристины обильно выделялся любовный сок. Кристина явственно почувствовала, что вполне готова к сношению.

Но Борис вовсе не торопился. Его умелые пальцы продолжали неторопливо копошиться в ее истекающем влагалище, заставляя изнывающую Кристину стонать и извиваться. Она терлась обнаженной спиной и ягодицами о мужчину, стоящего позади. При этом прелестный загорелый зад ее выпячивался и умоляюще прижимался к восставшему члену парня. А то, что член его восстал и теперь шевелится как живой, Кристина отлично чувствовала сквозь ткань брюк.

Так прошло несколько минут, за время которых бедная Кристина совершенно вспотела и пришла в состояние неистовства. Она словно забыла о своем медовом месяце с любимым мужем, о том, что прежде ей никогда не приходило в голову изменить ему, тем более с первым встречным…

Она даже не думала о том, что Альберт может по какой- либо причине прервать рыбалку и вернуться… Теперь ею владела только страсть, только звериный инстинкт, побуждавший ее немедленно отдаться этому парню, который так сильно возбуждал ее.

Кристина освободилась от объятий парня и повернулась к нему лицом. Он мог увидеть насколько она возбуждена и насколько потеряла контроль над собой. Рот женщины был полуоткрыт, глаза возбужденно мигали и с жаром смотрели на мужчину.

— Возьми же меня, — проговорила, задыхаясь, Кристина. — Что же ты медлишь? Ты уже можешь это сделать.

При этом в голове ее промелькнула мысль о том, что еще час назад она смертельно оскорбилась бы на того, кто посмел бы предположить, пусть даже теоретически, что она — Кристина — может вот так бесстыдно предлагать себя малознакомому мужчине. Да пусть даже и знакомому… Пока что, до этого, Кристина даже мужу стеснялась себя предлагать и всегда с нетерпением, но все же ждала, когда он  сам проявит активность. Теперь же она стояла перед Борисом и буквально умоляла взять ее. Но каково же оказалось ее разочарование, когда она поняла, что даже такое бесстыдное поведение с ее стороны не помогло ей и так скоро ей не дождаться долгожданного удовлетворения.

Борис не собирался торопиться и хватать то, что с такой пылкостью предлагала ему покоренная женщина. Он хотел продлить игру и в полной мере насладиться каждым моментом любовной схватки. Борис умел ценить то, что давала жизнь. Он умел из каждой ситуации любви извлечь максимум наслаждения, а не перескакивал через эпизоды. Что за толк в совокуплении, если оно прошло быстро и механистично и ему не предшествовала утомительная любовная игра?

12 голоса

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *