The Dollmaker (Кукольник)


Я оглядывалась по сторонам, с трудом представляя, куда же мы пришли. Это мог быть офис маленькой фирмы или какой-то кабинет с приемной. Дверь с улицы нам открыла миловидная девушка, даже не спросив: «Кто там?». Хотя последующий монолог подтверждал, что нас ждали…

— Вы вовремя. Это очень важно приходить точно. Специфика нашей работы, — тараторила она, — предполагает всю возможную конфиденциальность для пришедших.
— Поэтому на дверях нет таблички?! – несколько не сдержанно перебила я ее говорливый поток.
— … — улыбнувшись мне во все зубы, она заучено зачастила она. – Вы наблюдательны. Именно поэтому там ничего не написано. Знающий – придет и позвонит, а прохожим здесь делать нечего!
— И зачем мы тут? – я глянула на своего мужа.
— … — он открыл рот, чтобы ответить, но его перебила девушка.
— Ольга Петровна все объяснит. Вам пора… — она уставилась мне в лицо.
— Анастасия Семеновна, — подсказала ей я, все ещё не понимая, для чего мы здесь.
— Раздевайтесь и проходите, — девушка кивнула на рогатую вешалку, стоящую в углу.
— … — я снова в упор посмотрела на мужа, но тот подошел к вешалке и снял своё пальто. Обернувшись, произнес, — милая, давай я тебе помогу. Нас ждут.
— Нет, — вдруг встрепенулась встречающая, — сначала она. – Вас доктор, — она в упор глянула на мужа, — позовёт позже.
— Значит доктор… — в голове забрезжили мысли.

Зыркнув на мужа взглядом, обещающим все ужаса ада, я скинула в его руки меховой плащ и молча, направилась к солидной двери находящейся в углу комнаты.

— Заходите без стука… — донеслось мне в след.

Взявшись за ручку, я потянула её на себя, преодолевая, тугой доводчик. За первой дверью был тамбур и вторая дверь. Когда я открывала вторую дверь, первая с тихим шорохом закрылась и тут же по ушам ударила тишина. В кабинете, а то, что это был кабинет, у меня не осталось ни каких сомнений, было тихо. За большим модерновым столом отблескивающим хромом и стеклом сидела моложавая дама. Именно дама, а не женщина. Гордо выпрямленная спина, высоко поднятая голова, уверенность сквозила в каждом её движении. Она что-то быстро печатала на ноутбуке, стоявшим перед ней на столе. Неожиданно я представила её в белом бальном платье с откровенным вырезом на груди, голой спиной и высокой прической. Выходило очень здорово.

Быстро подняв взгляд, она улыбнулась мне не хуже девушки, в приемной продемонстрировав блеснувшие ярко-белой эмалью зубы, и кивнула на два кресла расположенные прямо перед столом.

— Присаживайтесь. Осмотритесь пока. Я сейчас освобожусь.

Осторожно сев в кресло, которое на первый взгляд было хлипким и неудобным, я с удивлением обнаружила, как оно мягко подалось под моим весом, обволакивая мои ягодицы. Чуть поерзав, я оценила это произведение конструкторов. Невзрачный дизайн скрывал в себе весьма удобное содержимое предназначенное усладить и успокоить клиента. Устроившись с все возможным комфортом, я с интересом огляделась по сторонам.

Кабинет для врача выглядел странно. Широкие светлые, но явно светонепроницаемые шторы сейчас раздвинутые закрывали простенки между окном и боковыми стенами. Вдоль левой от меня стены находилась невысокая тахта на витых ножках, явно не гармонирующая со всей остальной обстановкой.

«- Хотя эту штуку, по-моему, называют канопе… — подумала я.»

Рядом с ней в изголовье располагался стул точно такими же ножками и невысокий столик из той же серии. Всё явно было из одного гарнитура. Как бы отделяя остальное помещение по периметру этого закутка пол менял свой узор. Да и цвет стены, и потолок были другого оттенка не такие как во всей комнате. Вдоль другой стены стоял шкаф со стеклянными запирающимися дверками заполненный книгами и два кресла, в одном из которых удобно устроилась я.

Пока я осматривала помещение, Ольга Петровна закончив печатать и, подняв голову, пристально уставилась на меня.

— На всякий случай представлюсь, — начала она, — я врач психотерапевт по вопросам семьи и брака. Меня зовут Ольга Петровна, — а теперь ваш черед…
— … — недоуменно посмотрев на нее, я хотела спросить, — что все это значит, — но передумав, ответила, — Анастасия Семеновна Чернецова.
— Очень приятно Анастасия Семеновна. И давайте без фамилии. У нас тут так принято. Вы хотите, что-то спросить, — без обиняков высказалась она. – Спрашивайте.
— Зачем я здесь?
— Очень хороший и правильный вопрос, — улыбнулась она, — даже его постановка продвигает нас вперед.
— А я и без ваших ответов двигаюсь вперед, мне не нужны ваши консультации, а тем более советы! – я оперлась на руки и встала, намереваясь выйти.
— Вам изменяет муж?! — тихо произнесла она.
— Что-ооо?! – вырвалось у меня. Глубоко вздохнув, так как сердце стало биться слишком сильно, я уточнила, — это вопрос или утверждение?
— А вы как думаете? – вопросом на вопрос ответила она.
— А ни как! – психанула я. — Мы тут в загадки играем или говорим по-существу?
— По итогам анкетирования любой мужчина после двух лет супружества изменяет жене хотя бы раз. Но и жены не отстают, хотя это случается гораздо раньше, в конце первого года после женитьбы.
— Я не изменяла! – с вызовом воскликнула я.
— Значит… — она мило улыбнулась все ещё впереди. Ведь поговорка: «Жена это хлеб, а хочется булочку», работает и в варианте: «Жена – порядочная женщина, а у порядочной женщины во всем порядок. Сегодня один, завтра другой!».
— К чему все это? – негодующе почти закричала я. – Я же не дура и понимаю, что просто так он бы меня сюда не привел. У него проблемы? Любовница забеременела или это попытка объявить меня дурой и развестись?
— Может вы, сядете, и мы спокойно поговорим?

Я, нервно оглянувшись на дверь, рухнула в кресло. Этот разговор мне не нравился. Но я и не была тупой. В семье что-то происходило, я давно это ощущала и хотела быть в курсе.

— Рассказывайте! – попыталась я взять инициативу.
— А вот это моя прерогатива, спрашивать и советовать.
— Ну, так спрашивайте! – взорвалась я.
— Вторая женщина… или второй мужчина… Как вы к этому относитесь?
— В каком смысле? – переспросила я.
— Вы прекрасно поняли в каком!
— … — я покраснела и не столько от смущения, сколько от злости. – Вторая баба для мужа? Вот ведь старый хер … — процедила я вслух.
— А второй мужчина для вас?
— … — я открыла рот, чтобы продолжить свои высказывания о муже, но потом суть вопроса дошла до меня… — Какой второй мужчина для меня? – осторожно словно идя по льду, переспросила я.
— Вот видите, вы уже заинтересовались! – констатировала она, не проявляя ни каких эмоций.
— Да нет же… — стала отнекиваться я, краснея словно свекла.
— Это нормально, хотя общественное мнение говорит об этом однозначно и в плохом контексте. Женщина может не любить мужчину, но ведь это не обязательное условие для получения наслаждения, — она заговорщицки усмехнулась. – Вот только не врите мне… ведь у вас появлялось такое желание?!
— Ну… так… что… — забекала я.
— Значит я права! Хотя я всегда права, — со вздохом продолжила она. А потом, оглянувшись, как бы осматриваясь, что нас не подслушивают, сказала, — а как я-то хотела!
— Так в чем дело? Кишка тонка? Или вы все это для таких дур, как я бережете?
— … — она с упреком посмотрела на меня, — у меня это все уже позади. Я нашла свою середину и очень рада. Теперь хочу помочь другим…

Сие высказывание вогнала меня в ступор. Признание «лечащего» врача о том, что она кроме мужа имеет любовника… Нонсенс!

— И что… — задумчиво потянула я паузу. – Получается? Как семья, как дети? – перейдя на сарказм, я пыталась скрыть растерянность.

Словно не слыша меня, она продолжила:

— Это все просто. Или вы подходите к себе и мужу с одной меркой или… не стоит начинать! И ваши грезы останутся в подсознании отравляя душу и тело.
— Но я даже не думала…
— Не врите хоть самой себе! Я не в счет, но вот вас вижу насквозь. Вы думаете, что… первая тут с такой проблемой? – она не весело усмехнулась. – Странная у нас эмансипация. Женщины испорчены «воспитанием» и сами себя загнали в надуманные «рамки». Проснитесь! Иметь равные права это и есть иметь равные возможности. Хотя… — она словно задумалась, — решать вам, а никому другому!

Несколько минут мы сидели молча. Она смотрела на меня, я на неё.

— Прием окончен. Подумайте и если что… приходите.
— А мой муж? – не выдержала я. – У него есть любовница? – затаила я дыхание.
— … — загадочная улыбка Джаконды озарила её чело, — Вот вы сами у него и спросите! До свидания Анастасия Семеновна. Надумаете что приходите. Можете одна. Помогу советом и протянула мне визитку с номером телефона.

***

Домой мы возвращались молча. Я погруженная в свои мысли не замечала ничего. И когда за нами захлопнулась дверь в квартиру, я повернулась к мужу и в упор, посмотрев на него, спросила:

— У тебя есть любовница?
— Нет! – невесело усмехнулся он, — но… я бы хотел её иметь…
— Тебе меня мало? – чувствуя, что закипаю от негодования, выдавила я сквозь зубы.
— И да, и нет… Просто иногда хочется разнообразия, но скрываться по… темным углам, врать и изворачиваться… Не-хо-чу! – с чувством, по слогам произнес он. – Да и ты как-то говорила о втором мужчине…
— В шутку… — покраснела я.
— Конечно в шутку! – помрачнев, произнес он, — но в любой шутке есть доля правды. – И тут же продолжил, — если это поможет, то почему же нет?!

Размах, и моя ладонь звонко заканчивает путь на его щеке. Почти сразу же с другой руки отвешиваю вторую пощечину. Он молчит, и только желваки на скулах показывают его раздражение.

— За что? – сдерживая себя, задает он вопрос.
— А за то, что без меня все решил и пошел к этой… (слово стерва не лезло на язык) даме… — закончила я.
— А почему нет? – он, глянув на меня, продолжил, — я пытался поговорить. Ты первый раз перевела все в шутку, а потом, потом просто игнорировала мои попытки…

Сергей говорил с горечью, просто констатируя факт, совершенно не оправдываясь.

7 голосов

Selestina

Автор эротических рассказов

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *