Ирка

Коснулся ее лобка, и она сразу вздрогнула, резко выпрямилась, но тут же ее ножки согнулись и коленки чуть разошлись в стороны. Она приглашала, Ирка еще не знала этого, но ее чувства говорили о том, что она не против, она ждет.

Осторожно, как бы не спугнуть, я провел пальцами по внутренней стороне ноги, и чем ближе скользили пальцы к лобку, тем шире раздвигались коленки в стороны.

Ирка раскрывалась, осторожно, не спеша, боязливо. То чуть сжимая коленки вместе, то уже через несколько секунд опять разводя их в стороны. Она проверяла, игралась. Ирка не понимала, что происходит, все ее чувства были в нутри, были спрятаны там в глубине ее пещерки. И поэтому, как только он коснулся ее губок, она на мгновение замерла, а после коленки разошли в стороны, окончательно раскрыв то тайное, что она так бережно скрывала.

Зрение привыкло к полумраку. Я смотрел на ее гладкий лобок, на плотно сжатые губки. Она была готова, я знал это. Продолжая гладить ее тело, я осторожно сел ей между ног. Коленки почти лежали на покрывале, у нее прекрасная растяжка, вдруг промелькнула такая идиотская мысль. Плотно сжатые половые губки сердито смотрели в мою сторону. Нет Икра не смотрела на меня, он запрокинула голову, грудь нежно расплылась, она, чуть прикусив нижнюю губу, Ирка ждала.

Я нагнулся в перед, пальцы еще раз скользнули по внутренней части ног, она напрягла их и еще шире раздвинула коленки. Пальцы дошли до губок и прикоснулись к ним.

— Ай… — опять простонала Ирка и чуть прогнулась в талии.

Я опять коснулся губок. Мягкие, нежные, влажные губки, чуть надавил на них. Ирка вздрогнула всем телом и губки, что закрывали вход в пещерку стали медленно раскрываться, будто только этого и ждали.

Посмотрел на свой мужской орган. Он уже болел от перенапряжения, буквально звенел как стальной клинок. Выпрямился и стал опускать свое тело в перед. Ирка почувствовала, открыла туманные глаза, которые ничего не видели, она смотрела сквозь меня. Уперся Ладонями в пол и чуть приподняв бедра ткнул головкой члена прямо в центр ее губок.

— Ааааа… — глубоко вдохнула она.

Бедра чуть направило в перед и мой член легко стал скользить внутрь Иркиной пещерки.

— Ааааа… — опять глубоко вдохнул она и замерла.

Он вошел полностью, будто это делал всегда.

— Ммм… — промычала Ирка будто ее сильно обняли.

Я был на седьмом небе от счастья, от возбуждения, от того, что Ирка моя. Ее тело, пусть на эти минуты, но теперь принадлежало мне. Медленно я чуть вышел из ее пещерки, и Ирка тут же ойкнула, будто ее отпустили, и она выпала из объятия. Снова вошел, а после повторил еще и еще.

Она стенала и прогибалась в талии. Ее грудь колыхалась из стороны в стороны, одной рукой я чуть сжал ее сосок, и она тут же тихо промурлыкала, будто кошка.

Старался делать все осторожно, не хотел все испортить, напугать ее и главное не хотел, чтобы шум от моих движений привлек Лешку и Макса, что продолжали стоять где-то совсем рядом на улице. Делал это тихо, плавно, казалось время остановилось, а потом я ощутил, что вот оно, еще чуть-чуть и все закончится. Мое тело затрясло в конвульсии, я сдерживал себя, чтобы не затрястись как кобель, что спаривается с сучкой. Я вынул член и сразу сперма выстрелила, покрыв густыми белыми каплями Иркин живот. Смотрел на то как густая субстанция растекается по коже, как из головки еще пульсируя выдавливалась сперма.

Все кончено, я завершил свой процесс. Был доволен и теперь смотрел на Иркину улыбку, ее взгляд был чистым и полный благодарности. Не знаю, чего я ожидал, наверное, осуждения, но она протянула ко мне свои руки и прижала к себе. Ее голос тихо шептал.

— Спасибо тебе, — за что она меня благодарила, — это были незабываемые минуты, — еле слышно произнесла она.

 

Я потеряла контроль над собой, такое часто со мной происходит. Ушла в себя, в свой мир, в свои чувства. Это были мои фантазии, только они были на яву, и теперь я смотрела на Виктора и чувствовала, как мое лицо сияет.

Я не испытала оргазма, нет не жалею об этом, это и хорошо иначе могла бы не сдержаться и вскрикнуть. У меня оргазм бывает очень сильный, так, что потом тело болит и ты очень долго не можешь прийти в себя, понять, где ты. Но я испытала глубокое ощущение наслаждения, ласки, блаженства от того, что я тут с ним и от того, что муж там на улице и ничего не знает.

Глупо говорить, но то состояние, что меня чуть было не застукали, почему-то возбудило не меньше чем сам секс. Теперь я лежала на покрывале, прижимаясь к чужому мужчине и с радостью слушала голос мужа, что доносился до нее со двора.

Я изменила. Да это так и не жалею, но я люблю Лешку и буду продолжать его любить. Не горжусь своим поступком, я просто хотела, что-то новое, может устала, приелся быт. Думаю, Виктор меня поймет если я больше никогда с ним не поцелуюсь, это было один раз, но как это было приятно.

Она лежала на покрывале и смотрела как ее случайный любовник одевается. Ему пора вернутся. А он ничего, даже красивый, подумала Ирка и на прощание послала ему воздушный поцелуй.

Все ли женщины изменяют? Я не знаю, не могу никого осуждать и спорить над понятием слова любовь. У каждого своя правда, свои секреты, свои тайные мысли, которые порой воплощаются в жизнь. Я лежала и слушала как совсем рядом стрекочет сверчок, его мелодия убаюкивала и успокаивала.

 

 

Елена Стриж © (2018)

elena.strizh@mail.ru

5 голосов

Комментарий “Ирка

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *