Моя жена фея

Он вышел из нее, грубо снял ее с партнера, поднял его за руку и поцеловал в губы.

Тут нужно сделать отступление и сказать два слова о мужских поцелуях во время группового секса. Многие женщины совершенно ошибочно думают, что если двое мужчин целуются с проникновением языком, то они педерасты, и подчас это приводит к нелепейшим недоразумениям. Поцелуи между мужчинами – это установление доверительных отношений, не прелюдия к сексу, как между мужчиной и женщиной, а именно достижение интимности, которая позволяет им совместно заниматься сексом с одной женщиной. Для двойного проникновения требуется доверительность не только в отношениях мужчина-женщина + мужчина-женщина, но и в отношениях мужчина-мужчина, иначе дело заведомо обречено на провал. Именно этой цели и служат поцелуи, которыми иногда обмениваются мужчины, чтобы заняться вдвоем одной женщиной, а вовсе не друг другом. И об этом можно было бы вообще не упоминать, как о самоочевидном, когда бы женщины не вели себя порой так глупо.

Руслан был ярко выраженным гетеросексуалом, более того, испытывал идиосинкразию к любым проявлениям гомосексуализма, однако прибегал к поцелуям при МЖМ, когда чувствовал, что партнеру это необходимо.

Он вошел в нее вагинально, лежа под ней, а она, сидя на нем, приняла член клиента в рот. Орально-вагинальное проникновение обещало быть долгим и подарить максимум нюансов. Мышцы ее влагалища ритмично сокращались, принимая его член волнами и отпуская его, и он не стремился ускорить оргазм, расслабленно принимая удовольствие, которое пронзало его до копчика и волнами расходилось по всему телу.

Она ровно сосала мужской член, наполнивший ее рот,  упираясь руками в диван, а он входил в нее спокойно и мерно, как набегает на берег морской прибой, и казалось, над ними кричат чайки, или это были ее стоны, она отвечала его проникновениям пожатиями влагалища, и от острых приступов ощущения он замирал на долю секунды. И тогда по коже его пробегали мурашки, и в тело вонзались острые мелкие иглы наслаждения, и сделав короткую передышку, он продолжал. Каждый ее оргазм он ощущал сжатием члена и замирал, это позволяло оттянуть эякуляцию, притом что эрекция не спадала, и он готов был продолжить в любой момент, как только она позволит. Она расслаблялась, и он продолжал.

Его мерные толчки задавали ритм, и можно было продолжать так сколько угодно долго, но клиент, не выдержав напряжения, кончил ей в рот, и она стала всасывать его сперму, и почувствовав это, Артур ударил ее резко снизу вверх, так что Вика подпрыгнула и тут же кончила таким оргазмом, что поглощаемая ей сперма вышибла ей мозг, и она перестала чувствовать свое тело, а, вернувшись в него, закричала от невыносимости ощущения.

Мужчина кончал и кончал ей в рот и, казалось, этому не будет конца, так разлетелся на микросекунды этот процесс, что стал в тысячу раз дольше. И можно было сто раз возобновить его, теперь уже без постороннего члена, но Артур медлил, а потом резко переместил вхождение с вагинального на анальный вход и начал свое последнее наступление. Клиент отдыхал на полу, обессилев и удивляясь, что остался живым, а он продолжал и продолжал толчки в ее задний проход, и она содрогалась, откидываясь на локти, пыталась подняться, но снова падала, а он бил  и бил ее членом, и с каждым его толчком она приподнималась и опадала. А потом он перевернул Вику в коленно-локтевую позицию и кончил двадцатью-тридцатью мощными ударами так, что ее крики оглушили их всех троих, и наступила полная тишина.

Когда вот так они возвращались к сексу втроем, казалось, что они все еще любят друг друга и не все еще кончено.

Не то чтобы он гордился тем, что его жена фея, но иногда позволял себе невинное развлечение, эпатируя этим других. На одном светском рауте миловидная, крашеная в блондинку женщина лет пятидесяти, завладев его локтем, стала задавать ничего не значащие вопросы о его работе и жизненном опыте.

— Я начальник отдела в рекламном агентстве, занимаемся изготовлением, наполнением и продвижением сайтов различных компаний.
— А ваша жена работает с вами?
— Нет, она фея.
— Что-о?
— Хотя это тоже работа, еще какая.

Во всяком случае, зарабатывала она больше, чем он. У нее выходило не меньше трех тысяч долларов в месяц, а у него только две с половиной. Правда, у него была еще годовая премия и отпускные, а у нее нет… Опять же больничные ей не оплачивали.

— Работает… Феей?

Сказать не понимающему человеку, что твоя жена фея, это как сообщить, что твой папа – эльф.

Часто после клиента Вика оставалась возбужденной, и он пользовался этим. Ему даже ничего не нужно было делать, и это было удобно. Конечно, нечестно было пользоваться ее работой, ведь когда он возвращался от фей, он уже ничего не хотел. Но она сама требовала от него удовлетворения, и он всего лишь выполнял супружеский долг.

Впрочем, случались периоды, когда его любовь к жене возрождалась, что проявлялось в первую очередь отсутствием эрекции на какую-либо другую женщину. В таких случаях он летел к своей Людмиле сияющий и возбужденный, несмотря на только что потраченные впустую деньги.

— А ты не думала, что феи – это лучшее доказательство любви к тебе? Я каждый раз сравниваю и каждый раз убеждаюсь, что ты лучше. Ты говоришь, что можешь променять меня на кого-то из своих клиентов, а что мешает мне променять тебя на одну из моих фей? Только любовь.
— Не пытайся заморочить мне голову. Подлизываешься, значит, врешь!

Но она была не права, возможно, он даже не врал, и уж конечно, не подлизывался. Какой дурак станет подлизываться к фее.

Руслан старался не отставать от времени, понимая, конечно, что стремление быть современным – один из наиболее затхлых анахронизмов, но это была его слабость, а свои слабости он привык уважать. Поэтому он все чаще подумывал том, чтобы посетить силиконовую фею, салоны с которыми были уже по всей Москве. И вот, однажды, не волей случая, а в силу характера оказываемых им услуг, он познакомился с создателем сети этих салонов, человеком уже легендарным, Виктором. Его называли «отец силиконовых звезд».

Когда он вошел, Руслан подумал, что это актер Домогаров, таким было внешнее сходство. Есть особая порода людей, которые заставляют себя слушать, еще не успев заговорить, и располагают к себе еще прежде, чем первый раз улыбнутся. Впрочем, они редко улыбаются. Несмотря на явное высокомерие и отстраненность, или скорее вопреки этому, с ним хотелось сблизиться, стать друзьями.

Он поздоровался по-московски вялым, подчеркнуто вынужденным пожатием. Достал из внутреннего кармана серебряный портсигар и, раскрыв его, протянул. Руслан, поблагодарив, взял сигарету. Внутри портсигар оказался золотым, а крышка его была инкрустирована голубыми сапфирами. Виктор неторопливо закурил, расположился в кресле. На безымянном пальце его правой руки сверкнул перстень из белого золота с большим, не меньше десяти карат, оранжево-розовым сапфиром падпараджа.

Коротко, без предисловий и лишних слов Виктор изложил суть дела. Ему нужен сайт секс-услуг, такой, на котором феи размещают свои анкеты, но не совсем обычный, потому что его феи тоже не совсем обычные – это силиконовые женщины. Договор будет включать создание и продвижение сайта, поэтому сотрудничество будет долговременным.

— Это интересно, — сказал Руслан. – Я слышал о таких, но никогда не пробовал. А этот пресловутый вакуум-эффект, действительно, не выдумка?
— Нет, не выдумка. Влагалище силиконовой женщины изначально не содержит воздуха, поэтому когда вы проникаете в него членом, притом что стенки эластичны и очень плотно прилегают, создается вакуум-эффект, то есть она вас начинает как бы подсасывать, все время удерживая ваш член. Кто-то получает от этого удовольствие, я, например, а кто-то нет. Это дело вкуса. Конечно, как всякую рекламу, описания сказочных ощущений нужно делить на три и, кроме того, сказочность оргазма не в последнюю очередь зависит от вашей способности его получать. Если вы просто не умеете этого, никакой вакуум-подсос не поможет. Впрочем, вы сможете попробовать сами. Если мы заключим договор, мы подарим вам абонемент на два часа. Разочарованы не будете, это я вам обещаю. Можете разделить его между сотрудниками. Сколько у вас работает человек?
— Мужчин? Со мной четверо.
— Получается, по полчаса на человека. Хочу заверить вас, что этого хватит. У нас обычно отстреливаются быстро. Наши феи не мучают, не тянут время и никогда не филонят. Они всегда в хорошей форме, а озвучка такая, что вы позабудете обо всем на свете. К тому же они разрешают все и никогда не спорят. Единственное, что вы с ней не сможете сделать, это, что называется, поговорить за жизнь.
— Странно, обычно минимальное время – один час, а у вас, значит, возможно и полчаса?
— Хоть пять минут, как захотите. Мы продаем абонемент не на количество посещений, а на количество часов. Например, двадцать часов или десять часов. Вы можете приходить в удобное для вас время дня и ночи, по предварительной записи, разумеется, и оставаться сколько хотите. Мы применяем систему контроля прихода и ухода, как это делается сейчас во многих офисах. После того как вы покупаете абонемент, мы сканируем отпечаток вашего пальца, данные хранятся в компьютере, и на каждого клиента, вернее, на каждый абонемент открывается персональная тайм-кард. Вы приходите, прикладываете палец к сканеру, и время вашего прихода фиксируется. Когда уходите, опять прикладываете палец к сканеру, этим фиксируется время вашего ухода. В рамках абонемента время никак не лимитируется. Вы можете пробыть у феи тридцать две минуты, сорок или двенадцать, как вам угодно. Когда время абонемента приближается к истечению, мы предлагаем его продлить. Продлевают почти все, потому что нет ничего сильнее человеческих привычек и привязанностей.
— Здорово! А как же вы составляете расписание клиентов?
— Есть статистика, среднее количество минут, к нему мы прибавляем запас. Если клиент уходит раньше, значит, мы просто списываем это время, мы никого не торопим и никого не удерживаем. Если клиент задержится против ожиданий, мы звоним следующему и вежливо просим его подождать или предлагаем альтернативную фею в другом районе. Мы всегда сохраняем одну нерабочей на случай поломки или накладки со временем. Как правило, клиенты предпочитают подождать. Когда мы начинали, нашей единственной целью было как можно больше заработать и сделать это как можно быстрее. Поэтому мы практиковали почасовую оплату, как это делают все феи. Когда мы заработали нормальные деньги, стали думать об удобстве клиентов. Большинство из них посещают нас регулярно, становятся нашими друзьями, и конечно, мы не можем не думать о повышении качества услуг, притом что наших фей улучшить практически невозможно. Так возникла идея с абонементами. Несмотря на неизбежные лакуны в использовании наших фей, это не уменьшило их доходность. Заботиться об удобстве покупателей далеко не всегда невыгодно. Раньше час стоил две с половиной тысячи, теперь три тысячи пятьсот, по абонементу три тысячи сто рублей, при условии покупки не менее десяти часов. Как показывает практика, первый раз покупают один час, ну, может быть, второй, а  потом все равно переходят на абонемент. Потому что это удобно. Клиент использует свое время полностью, от и до, и платит только за полученное удовольствие. Ничего лишнего и ничего недостающего! Поэтому желающих столько, что мы все время расширяемся, а с запуском сайта все будет еще удобнее, и количество клиентов возрастет в разы. Но главное, не реклама, я не хочу, чтобы это был рекламный сайт, вы понимаете. Мы в рекламе не нуждаемся, пусть даже это звучит банально и претенциозно. Сайт нужен для удобства, чтобы клиент мог не торопясь выбрать свою желанную. При этом оказание услуг не афишируется и перечень отсутствует, по умолчанию ясно, что можно все. Ну, разумеется, кроме садизма, прижигания сигаретами там, за это полагается секир-башка.
— А такое бывает?
— Случается, но крайне редко. В этом случае мы ремонтируем, у нас есть мастерская, но повторяю, это случаи единичные. Наши клиенты – люди в основном интеллигентные. Было несколько раз, находили. Практически не бывает так, чтобы человек всегда был порядочным, и вдруг ни с того ни с сего нагадил. Как правило, такие гадят неоднократно, и тем самым всюду оставляют следы, а это дает возможность их вычислить. Поймите, я миллионер, мои друзья тоже, и мы можем позволить себе не считать копейки, для нас важна репутация. Поэтому мы всегда находим и наказываем, жестоко, но как жестоко – делаем с ним в точности то, что он сделал с ней, плюс небольшой бонус – бесплатная кастрация. Сарафанное радио в Москве работает исправно, а такие людишки трусливы и прежде, чем нагадить, обязательно выяснят, насколько это безопасно. И как только узнают, что за это будет, передумывают гадить. Это называется неотвратимость наказания – то, чего так не хватает нашей правоохранительной системе.
— И все-таки, при таком успешном бизнесе, неужели не было наездов? Извините, если  спрашиваю лишнее, но просто мне до безумия интересно.
— Куда же без них. Конечно, были, но не фатальные, мы умеем улаживать проблемы. И в этом еще одно преимущество наших работниц. Предположим есть сутенер, и у него возникает проблема. И есть человек, который может эту проблему уладить, а такой человек есть всегда, при возникновении любой проблемы. Хорошо бы сделать ему подарок, но нельзя же предложить одну из своих фей в качестве секс-рабыни. Секс-рабство запрещено законом, он никогда не решится сделать такой подарок, а тот человек никогда не решится его принять. А мы можем предложить невинный сувенир, и вуаля! Любая фантазия, любая мечта становится реальностью. Если он хочет Чиччолину или Мадонну, или жену своего брата, или родную сестру, нет проблем! Он получит то, что он хочет. Мы можем все.
— Я сам посещаю фей, но ваша компания – это что-то уникальное. Как КЛСник со стажем я преклоняюсь. Ну, а со стороны правоохранительных органов?
— Видите ли, формально мы не оказываем секс-услуги. Даже когда мы продаем наших женщин, мы продаем их не как секс-куклы, слово секс вообще нигде и никогда не фигурирует. Они называются «силиконовые сувениры для индивидуального использования». Понимаете? Сувенир. Это слово-находка, оно может обозначать что угодно. Мы же не утверждаем, что эти куклы обязательно должны быть использованы для секса. Их можно использовать как домашние манекены, например, или просто для интерьера, да мало ли для чего. Ну, а если кому-то захочется засунуть в них свой член, это его личное дело. Мало ли куда люди засовывают эту штуку, люди вообще куда только ее не суют,  что с того? Если позволите, я расскажу анекдот. Приходит человек в секс-шоп, требует куклу. Ему отвечают, что нет ни одной, все разобрали, есть только колобок. Ну, что делать, колобок так колобок. Приносит он его домой, разглядывает в глубокой задумчивости со всех сторон и говорит: «Ну, и куда тебя пихать?» «А меня и не надо пихать», — отвечает колобок. «Ну-ка, ну-ка… Чем ты это сказал?» Это я к тому, что у животных тоже есть функциональные отверстия, но ведь из этого вовсе не следует, что на Птичьем рынке продают секс-услуги, и его нужно закрыть.
— Ну, а дома свиданий?
— Вы знаете, я собираюсь их легализовать, даже притом, что в нашей стране неважные условия для развития малого бизнеса, попросту никудышные. Мне не нравится то, что мы вынуждены не платить налоги, к тому же это нарушение закона и единственное, что нам можно вменить в вину. В остальном мы совершенно невинны. Мы лишь предоставляем время и помещение для отдыха, а то что в комнате присутствует силиконовая женщина, так это просто предмет интерьера. Человек приходит к нам отдохнуть и платит не за секс, а за отдых. И официально они будут называться «комнаты отдыха». Ну, а если он захочет заняться при этом сексом, то, во-первых, это недоказуемо, никаких камер нет, и никакой видеозаписи мы не ведем. Камера есть, но только одна, на входе, запись каждые два часа стирается и ничего не доказывает, а что происходит внутри комнаты – тайна. А во-вторых, он может проделать отверстие и в диване, в какой-нибудь гостинице, или  даже не делать отверстие, а сунуть член между диванными подушками и заняться таким образом сексом, так что же, гостиница от этого станет борделем? Если бы у нас были обычные биологические феи, их можно было бы, что называется, расколоть на допросе, выбить показания, но наши молчат как партизаны, и ничьих тайн никогда не выдают. Поэтому к нам приходят и такие люди, которые опасаются пользоваться услугами обычных фей.
— Политики? Может быть, президент?
— Я не выдаю ничьих тайн, — впервые улыбнулся Виктор.
— Так-то оно так, но вот, например, у меня жена фея. Я не касаюсь ее денег, не ищу ей клиентов, я просто с ней живу. Она просто моя жена. Но формально меня можно обвинить в сутенерстве.
— В том-то и дело, что ваша жена фея. А что это значит? Это значит, что у нее есть анкета на каком-то из сайтов, а интернет, по закону, приравнивается к СМИ, и следовательно, есть документальное подтверждение того, что она оказывает сексуальные услуги, которые к тому же перечислены с указанием их стоимости. Правильно? То есть она открыто и официально заявляет о том, что оказывает секс-услуги и берет за это деньги. Мы же ничего такого не заявляем. Кстати, теперь уже вы меня извините за, может быть, неуместный вопрос, а на каком сайте размещена ее анкета?

Руслан назвал сайт.

9 голосов

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *